Из него получился орел...

20 марта 2015 - Администратор
article2335.jpg

Герой Советского Союза Александр Васильевич Оборин – наш земляк. Казалось бы, про него в Нытве должно быть известно все. Фактически же за 70 лет после гибели летчика в разных источниках возникла такая путаница в биографии героя, что распутать этот клубок потребуются годы. Хотя кое-что проясняется и сейчас.

Первый вопрос – место рождения Оборина. Сейчас точно установлены даты и место рождения будущего летчика: 21 марта 1908 г., дер. Н. Гаревая Нытвенского района.
Второй вопрос – трудовая деятельность Оборина до его службы в армии. На стене проходной ОАО «Нытва» есть мемориальная доска, напоминающая о том, что на этом предприятии работал Оборин. Аналогичная доска есть на цехе Лысьвенского завода. Однако ни в Нытве, ни в Лысьве не было документального подтверждения, в какое время и кем он там работал. Ныне мы знаем, что трудовую деятельность Саша  Оборин начал в 13 лет, в мае 1921 года, учеником листо-прокатного цеха Нытвенского завода. Когда подрос, стал застановщиком и младшим подающим. Затем в его жизни был и Лысьвенский завод, и паровозоремонтный завод им. Шпагина в Перми. Далее Оборин оказался в Красноярске, где в 1929 году был призван в ряды Красной армии, в пехоту, откуда наш земляк попал в авиацию. Каким образом – разговор в дальнейшем. С октября 1931 г. Оборин служит в Военно-воздушных силах, оканчивает две авиашколы, служит на различных должностях в разных городах СССР. С июля 1941 г. Оборин сражается с немецкими захватчиками. В боях он сбивает лично 13 самолетов врага и 1 аэростат, еще 13 самолетов – в группе с другими летчиками. Один из тех самолетов Оборин сбивает таранным ударом. Погибает 7 августа 1944 года в Польше, совершив второй таран.
Третий вопрос – на каком самолете ушел в свой последний полет командир авиаполка, подполковник коммунист Оборин А.В.? В одних источниках – на истребителе «Як», в других – на американском истребителе Р-39 «Аэрокобра». Эти самолеты поставлялись  в годы войны в СССР из-за океана вместе со знаменитыми американской тушенкой, автомобилями «Студебеккер»  и прочим. Изучив документы и фотографии военного времени, с уверенностью можно сказать – в момент гибели рука Оборина сжимала ручку управления американского истребителя. В начале 1943 г. наш герой проходит обучение на курсах командиров полков при Академии ВВС. После курсов он – командир запасного авиаполка в г. Иваново, а в августе назначен командиром 438-го истребительного авиаполка, прибывшего в Иваново на переформирование баз командира, погибшего на фронте. Полк под командованием Оборина переучивался  на истребители «Аэрокобра». Писать в советское время, в годы холодной войны, что наш Герой  совершил подвиг на американском истребителе, было, мягко говоря, не совсем удобно. На фотографиях, где Оборин снят на крыле «Аэрокобры» и возле, спутать самолет данного типа с другим – невозможно, хотя бы потому, что кабина «Аэрокобры» имела дверцы, как у автомобиля.
Четвертый вопрос – кого же таранил Оборин в своем последнем бою? Какого противника он видел перед собой за мгновения до гибели? Кого хотел уничтожить ценой собственной жизни? В книге «Стартует мужество» генерала-лейтенанта А.Л. Кожевникова (1917-2010), бывшего однополчанина Оборина, уроженца Красноярского края, есть глава «Таран Оборина». В ней художественно и лирично описаны утро и день 7 августа 1944 г. Кожевников излагает, что в бою у советских летчиков заканчивался боезапас, кончались патроны и у Оборина. Он командует по радиосвязи: «Из боя не выходить! Имитировать атаки!». Сам снизу таранит вражеский бомбардировщик: «…врезался в его желтое брюхо, и оба самолета, объятые пламенем, упали на землю…» Красиво, но соответствует ли действительности? Вероятно, нет. Упустим объяснение причин, по которым искажение могло произойти. Армейские же документы свидетельствуют:  Оборин таранил немецкий истребитель «Мессершмитт-109». Это изложено в армейской биографии Оборина, в боевой характеристике, в представлении к званию Героя посмертно.
Вопрос пятый – существует ли захоронение, где лежат останки летчика-героя? Вероятность отыскать братскую могилу существует, ведь после тарана оба истребителя упали на территорию, занятую советскими войсками, что опять же отмечено в документах военной поры. Существовала в те годы служба ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение, связь), в чьи обязанности входил контроль за воздушным пространством. Да и контрразведка СМЕРШ должна была убедиться в том, что такой чин, как подполковник и комполка действительно погиб, а не попал в плен. Неужели однополчане, так любившие своего командира, сложившие полковую песню со словами о нем, не побывали на месте его гибели? Считаю, что вполне есть вероятность найти имя Оборина в списках братских могил. Надеемся в этом на Ассоциацию поисковых отрядов России. Ждем ответов от Управления по увековечиванию памяти павших при защите Отечества Минобороны РФ, от польских поисковиков-волонтеров.
При выяснении подробностей биографии Оборина установлено, что в фондах Красноярского краевого музея сведений о герое нет. Не существует дома, где жила семья летчика. Вообще, красноярцы не знали о том, что А.В. Оборин – Герой Советского Союза. С помощью красноярской журналистки Елены Есауловой удалось найти двух внучек Оборина, одна из них, Анна, прежде была в нашей Нытве вместе с папой Евгением и бабушкой Клавдией Федоровной (сыном и вдовой летчика). Клавдия Федоровна всю жизнь собирала в альбом фотографии, материалы о погибшем муже. Они уникальные и у нытвенцев есть возможность с ними познакомиться.
Внучки Оборина – Анна и Светлана – не единственные, кого удалось установить из ближайших родственников. Весной 2014 года оказалось, что несколько месяцев назад в г. Нытву из Донецка приехал двоюродный брат летчика Николай Яковлевич Оборин. Он рассказал, каким был характер будущего летчика в детстве. Пояснил, что первоначально Александр Оборин в 1929 г. был призван в пехоту. Там, в армии, увидел самолет и загорелся мыслью стать пилотом. Отцу Василию Панфиловичу сказал: «Вот окончу школу – стану летчиком!». На что отец заметил: «Смотри, на воробья не кончи!». После гибели брата, уже после войны, в какой-то из газет Николай Яковлевич читал про его последний полет. Статья примерно называлась «Поединок». Там излагалось, что в бою у подполковника Оборина кончились патроны, а его противником был немецкий ас, который сразу же понял, что перед ним безоружный самолет и знаками стал показывать Оборину лететь в сторону Германии, т.е. в плен. Никак фашист не ожидал, что Оборин заложит вираж и собьет нахала таранным ударом в лобовой атаке. Эту газету разыскать пока не удалось. Возможно, в ней тоже есть какой-то домысел, но рассказанное совпадает с текстом представления Оборина к званию Героя посмертно, подписанного командиром 22-ой авиадивизии подполковником Гореглядом: « …немец попался нахальный, уступать не хотел».
Летчик, родившийся на нашей земле, должен быть примером настоящего мужчины с твердым характером для многих и многих поколений нытвенцев. Вспомним иронические слова отца летчика: «Не вышло из Александра Оборина воробья – вышел орел!»
Вячеслав ПЛЕШКОВ.
Фото из альбома К.Ф. Обориной.

А. Оборин с женой и сыном.
Комментарии (5)

← Назад