Глядя на пруд, мечтал о море

27 февраля 2015 - Администратор
article2256.jpg
На личность этого незаурядного человека, родившегося в нашей Нытве, обратил мое внимание кандидат исторических наук из г. Перми Е.Н. Шумилов. Сразу возник интерес к земляку М.Ф. Котельникову. 
Оказывается, о нем уже много лет собирает материал пермский историк М.Г. Ситников. Вот что он пишет в своих исследованиях: «Дмитрий Федорович родился 11 сентября 1876 года в Нытвенском заводе у мастерового названного завода Федора Петровича Котельникова и его жены Натальи Поликарповны. Семья жила на берегу заводского пруда, поэтому он с детства тяготел к плаванию. До 17 лет Дмитрий служил в заводской конторе. В 17 лет поступил официантом на пароход, плавающий по рекам Западной Сибири. Там увидел морские суда экспедиции Северного морского пути А.И. Велькицкого».
Далее, если кратко изложить исследования М.Г. Ситникова, в 1897 г. Дмитрий Котельников призывается на военную службу в пехоту. Однако парень, любивший с детства нытвенский пруд, желает служить во флоте. Добивается того, отправив телеграмму аж в Военное Министерство. В Петербурге началась его морская служба, там он получает первоначальное мореходное образование. С 1900 г. Котельников, временно оставив военное дело, на судах гражданского флота ходил из Одессы во Владивосток, стал капитаном дальнего плавания. Вот куда привел его простор заводского пруда. Накануне русско-японской войны Котельников вновь на военной службе, произведен в первый офицерский чин. Служит на гидрографическом судне старшим штурманом, затем командиром плавучей батареи. После войны с Японией изобрел минный трал, позволявший успешно бороться с морскими минами. В 1908 году он поступил в Военно-морскую академию, занимался научной работой на гидрографических судах у берегов Финляндии. Во время Первой мировой войны, в 1915 г. обеспечил на Балтике проход русских крейсеров, занявших выгодную в стратегическом отношении позицию, что предотвратило вступление в войну Швеции на стороне Германии. Службу продолжил на Беломорье. После октября 1917 года, революции большевиков, Котельников остался при новой власти начальником отряда гидрографического траления Белого моря и одновременно избран членом ЦИК флота Белого моря. Назначен советскими властями начальником экспедиции в устье Оби, чтобы доставить в Архангельск хлеб, но экспедиция не состоялась ввиду занятия Севера России английскими войсками. Котельников позже получил ту же задачу – доставить хлеб из Сибири, только командование над ним поменялось, стало английским. Да и задание дополнилось – доставить в Сибирь мощную радиоустановку. Караван из трех судов, выполнив задачу, двинулся в обратный путь из устья Оби, но без Котельникова. Очевидно, тот предпочел ходить морскими путями не по указке англичан и французов, а под русским командованием. Явился в военное министерство правительства адмирала Колчака, с которым был знаком с 1903 года. Назначен начальником Дирекции маяков и лоции. Занимался перевозкой пушнины, льна, масла, хлеба, меда и т.п. Ввиду военного времени суда были вооружены. Котельников был произведен в полковники. В условиях военной разрухи пресекал разворовывание грузов, отдавал виновных под суд и сам же, пользуясь полномочиями, приговоры суда смягчал, заменял расстрел тюрьмой. Когда правительство Колчака доживало свои последние дни, Котельников не воспользовался возможностью отбыть в Англию, решил остаться в России. В феврале 1920 года явился в советский военный комиссариат г. Иркутска, где опять же получил работу в комиссии Северного морского пути. После Котельников работал на различных должностях советских морских учреждений в Москве, Баку, Ленинграде, имел несколько научных работ. 10 ноября 1929 г. Арестован органами безопасности, обвинен в контрреволюционной деятельности, антисоветской агитации, приговорен к 10 годам лишения свободы. За время отбытия срока приговор сокращен на треть. После освобождения проживал в г. Перми, где, как указывает историк М.Г. Ситников, его следы теряются. Представляя эти строки читателям газеты, мы можем предположить, что наш земляк, выросший в детстве у Нытвенского пруда, более ценил водные просторы рек и морей России, был безразличен к смене ее правительств. После ареста он пишет в своих письменных показаниях просьбу сохранить за ним право и возможность на дальнейшую работу. В показаниях он указывает о брате Александре Федоровиче Котельникове, преподавателе Пермского технического училища; сестре Марии Федоровне (по мужу Адпашевой); дяде Казакове Николае Поликарповиче, токаре Нытвенского завода; тете Клеопатре Петровне Барановой, живущей в Нытве. В биографии Дмитрия Котельникова могут открыться новые страницы и, если кто-то из читателей владеет какими-либо сведениями, просил бы сообщить в редакцию газеты.
Вячеслав ПЛЕШКОВ.
Фото предоставлено автором.

М.Ф. Котельников.
Комментарии (1)

← Назад