Урок жизни святителя Луки

14 июня 2013 - Администратор
article730.jpg

 Прошедший век – это время столь близкое для нас, но вместе с тем и далекое. Что мы знаем о нём? Что это время революций, мировых войн и научно-технического прогресса. Особое место в эту эпоху занимает пример соотечественников, запечатлевших своей жизнью верность служения ближним и верность Христу. Сегодня мы, жившие более семидесяти лет в духе безверия, особенно нуждаемся в духовном и нравственном обновлении. Что есть истина? Что правда? Как поступить правильно? Современный человек часто этого не знает, он полностью дезориентирован и руководствуется только своими «хочу».

Издревле жития святых пользовались у русского народа глубоким почитанием. И среди них величественная личность Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого, учёного с мировой известностью. Святость XX века – это ежедневное мученичество. Жизнь святителя Луки (Валентина Феликсовича) – лучшее доказательство этого.

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, дворянин, родился 27 апреля 1877 года в г. Керчи. Среднее образование получил в Кишиневской 2-й и Киевской 2-й гимназиях. 
В 1898 году он поступает, а затем успешно заканчивает медицинский факультет. В 1904 году в качестве добровольца был отправлен в госпиталь Красного Креста под Читу, где в лазарете на 200 коек его назначили заведующим хирургическим бараком. Много жизней спас военно-полевой хирург Войно-Ясенецкий. Один из раненых офицеров в знак благодарности за спасённую жизнь пригласил после войны Валентина Феликсовича с молодой женой Анной жить и работать у него на родине, в Симбирске (ныне в Ульяновске. Приглашение было принято.
В ноябре 1905 года Валентин Феликсович переехал в деревню Верхний Любаж Фатежского уезда Курской губернии, где заведовал маленькой участковой больницей. Врач много оперировал и скоро обрел такую славу, что к нему пошли больные со всех сторон, и из других уездов Курской губернии, и соседней Орловской.
В 1909 году Валентин Феликсович уехал в село Романовка Балашовского уезда Саратовской области. Молодой и энергичный главврач был единственным хирургом в больнице. На собственные средства он купил микроскоп и после операций готовил и исследовал препараты тканей. В районных больницах этим будут заниматься уже в послевоенные годы. 
В этом же году Войно-Ясенецкий становится главным врачом в Переславле – Залесском, где без электричества, водопровода, рентгеновского аппарата ему удаётся за год выполнить более  1000 стационарных и амбулаторных операций (такой объём работ выполняют сейчас за год бригады из 6-7 хирургов). С 1913 года здесь же он начинает заведовать госпиталем для раненых, проводя самые сложные хирургические вмешательства. В связи с условиями военного времени в 1914 году больница работала напряженно. Продолжает Валентин Феликсович трудиться и над разработкой нового метода обезболивания. В 1916 году (живя в Переславле) он в Москве защищает диссертацию о регионарной анестезии на степень доктора медицины. После блестящей защиты ему было присвоено звание «Доктор медицины» и вручена награда Варшавского университета за лучшее сочинение, пролагающее новые пути в медицине.
В начале 1917 года при очень большом конкурсе Валентин Феликсович получил приглашение в Ташкент на должность хирурга и главного врача большой городской больницы. Переехать в Среднюю Азию, в сухой жаркий климат, семью Войно-Ясенецких заставила болезнь жены Анны Васильевны. 
Прежде чем приступить к операции, будущий Владыка Лука всегда сосредоточенно молился, повернувшись к иконе Божией Матери, которая висела в операционной больнице много лет. Он говорил так: «В первую очередь призвать помощь Божию, я только орудие труда в руках Божиих».
В начале двадцатого года одна из ревизионных комиссий приказала убрать икону. В ответ на это Валентин Феликсович ушел из больницы и заявил, что вернётся только после того, как вернут икону на место. По воспоминаниям профессора Л.В. Ошанина, комиссия высказалась в том смысле, что «операционная – учреждение государственное». Но в это время крупный партийный работник привез в больницу свою жену для неотложной операции. Женщина категорически заявила, что желает, чтобы ее оперировал Войно-Ясенецкий. В приемной состоялся разговор, где хирург подтвердил свои религиозные убеждения. И под «честное слово» доставившего больную врач успешно оперировал, а на следующее утро икона действительно висела в операционной.
Осенью 1920 года открылся Ташкентский университет. Профессор Войно-Ясенецкий возглавил кафедру топографической анатомии и оперативной хирургии.
В феврале 1921 года Валентин Феликсович Войно – Ясенецкий принял священный сан (через неделю после посвящения во диакона был рукоположен во иерея епископом Иннокентием). Как вспоминает профессор Ошанин, О. Валентин «ходил по городу в рясе с крестом и тем очень нервировал Ташкентское начальство». 
Отец Валентин Войно-Ясенецкий готов был мужественно отстаивать свою веру перед всеми, в том числе и перед представителями власти. Пример этого в выступлении в качестве защитника в так называемом «деле врачей», сфабрикованном властями. «Как это вы верите в Бога, поп и профессор  Войно-Ясенецкий, разве вы его видели, своего Бога?» – спрашивал чекист Петере. «Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель, – отвечал отец Валентин. – Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил». (Колокольчик председателя потонул в долго не смолкашем хохоте всего зала).
После отъезда из Ташкента правящего архиерея народ единодушно избрал отца Валентина его преемником, и в мае 1923 года Войно-Ясенецкий, принявший монашеский постриг с именем апостола Луки, стал епископом.
Реакция власти на появление в Туркестане правящего архиерея, который был знаменитым хирургом, профессором и ученым, не замедлила проявиться. Первый арест профессора Войно-Ясенецкого был 3 июня 1923 года в 23 часа. В начале зимы 1923 года его первая ссылка в Енисейск, где святитель работал в городской больнице и блестяще выполнял хирургические, гинекологические, глазные и другие операции. Но возрастающая популярность ссыльного епископа сделала невыносимым его пребывание со стороны местных властей. В результате из Енисейска уже местные власти переправили ссыльного в еще более глухой край – в Туруханск. Работая в больнице, владыка, как и раньше, благословлял больных. Все это послужило поводом к дальнейшей высылке святителя.
В зимнюю стужу 1924-1925 годов архиепископа Луку отправили в енисейскую глухомань, возвратили в Туруханск. Срок ссылки истек в январе 1926 года.
С 1927 по 1930 год епископ жил в Ташкенте как частное лицо, так как был лишен и епископской, и университетской кафедры. Одна девочка, которой он помог в это время, вспоминала о беседах с епископом Лукой: «Любой разговор как-то сам собой поворачивался так, что мы стали понимать ценность человека, важность нравственной жизни».
1930 год, вторичный арест. Итог следствия в ОГПУ – «выслать в Северный край сроком на 3 года. Ссылку в Архангельск сам владыка считал весьма легкой, в городе он работал хирургом в большой амбулатории. Ссылка закончилась в ноябре 1933 года.
В 1935-1936 годах епископ работал в Ташкенте в Институте неотложной помощи, читал лекции в Институте усовершенствования врачей.
В 1937 году – третий арест. К тому времени владыке было уже 60 лет. С крайне подорванным в предыдущих ссылках здоровьем он выдержал и эти мучения. 
В марте 1943 года святителя назначили архиепископом Красноярским. Конечно же, владыка продолжал работу в госпитале, к этому не было никаких препятствий (государство изменило своё отношение к Церкви в связи с войной и мировым положением страны) и научную деятельность не оставлял. 
Красноярская ссылка закончилась в конце 1943 года. Святителя сразу же назначили архиепископом Тамбовской епархии, где он в течение двух лет одновременно работал хирургом в госпиталях и служил в церкви.
Даже неверующие коллеги видели и признавали высокую нравственность православного священника Войно-Ясенецкого. Бывшая медицинская сестра Ташкентской городской больницы М.Г. Нежанская в семидесятых годах так говорила о нем: «В делах, требовавших нравственного решения, Валентин Феликсович вел себя так, будто никого не было. Он всегда стоял перед своей совестью один. И суд, которым он судил себя, был строже любого трибунала».
Иеромонах Филипп (Чебыкин), прихожане 
Крестовоздвиженского скита Пермского Свято-Троицкого Стефанова 
Мужского монастыря.
Продолжение читайте в следующем номере.

Похожие статьи:

№ 5 (9210), 1 февраля«Электронная регистратура»

№ 20 (9225), 24 маяБорьба за звание

№ 7 (9212), 15 февраляПоявятся терминалы

№ 50 (9201), 30 ноябряМинуя очереди

№9 (9214), 1 мартаГде лечиться будем?

Комментарии (0)

← Назад

Яндекс.Метрика