Безразличие недопустимо

5 апреля 2013 - Администратор
article583.jpg

Известный русский писатель Федор Достоевский часто изображал страдающих чахоткой (или туберкулезом легких). Их больная красота – бледная кожа, алые губы, внутренние метания – придает его романам особую глубину мысли и трагичность. Прочувствовать психологически напряженный мир произведений гения можно в реальности, и не где-нибудь, а в Нытве, стоит только зайти в здание бывшего тубдиспансера. 

Построили его еще в 50-х годах прошлого века, и находился он вдалеке от жилых помещений. Теперь на пути к бывшему туберкулезному отделению стоят коттеджи, и растут они здесь как на дрожжах. Еще на подходе к нему тебя начинает окутывать ореол угнетенности и некой безысходности. Само здание выглядит, мягко говоря, ужасно. Разбитые окна, посеревшие обшарпанные стены, вид заброшенный, и  вряд ли кому-то придет в голову, что здесь до сих пор идет прием. К центральному входу не пробраться, во-первых, тропинки к нему уже давно нет, во-вторых, как-то жутковато выглядит чуть приоткрытая старая дверь на фоне оконных проемов без стекол. Правая часть здания отличается, там целые окна и именно в этом еще уцелевшем закутке работает и принимает пациентов врач-фтизиатр Олег Зарубин.
 
Сырость. Вандалы. Решетки
Захожу. И как будто возвращаюсь в девяностые. Сразу вспоминаются коридоры районной больницы еще до шикарного ремонта, черные поизносившиеся диваны, неприглядные стены, стенды с рукописными листовками и окна с решетками. Все серо и убого. Пока Олег Владимирович ведет прием, прогуливаюсь по коридору и погружаюсь в атмосферу.  Из кабинета выглядывает санитарка в белом халате и грубо спрашивает:
– Куда это вы пошли?
– Не переживайте, я из газеты, изучаю условия вашей работы, – отвечаю ей.
Она извиняется, но ее недовольство я понимаю, тут хочешь, не хочешь, а озлобишься. На ум приходит почтальон Печкин со своим знаменитым изречением: «Я почему вредный был? Потому что у меня велосипеда не было!» Вот и у медперсонала нет человеческих условий для работы.
После приема Олег Зарубин и медсестра Татьяна Савельева продолжают экскурсию. Показывают потолок, с которого свисают огромные куски штукатурки, полы, не крашенные лет пятнадцать.
– У нас нет вентиляции, окна открыть невозможно, они тогда развалятся, – делится Татьяна Валерьевна. – Мы дышим хлороформом и сыростью. От заброшенной части нас отделяет ДСП, и в холода коридор, который находится рядом с ней, покрывается инеем.
–  Иней – это еще не так страшно, несколько раз в год по ночам сюда врываются вандалы и рушат все, что попадется им под руку, вот недавно сняли кабель, – говорит Олег Зарубин.
Почему здание не ремонтируется? Ответ прост, оно продано. Благо, его владельцы пока не гонят коллектив из трех человек (врач-фтизиатр, медсестра, санитарка) и более сотни больных.
– Пока мы тут, есть надежда на, то, что этот закуток уцелеет, – заключает Олег Владимирович.

Болеет молодежь
Уже в кабинете мы говорим о  совсем не радужной статистике заболеваемости туберкулезом в Нытвенском районе.
– На учете у нас стоит 157 человек, из них с активной формой – 95, у 62 пациентов неактивная форма (это излеченные, но они находятся под наблюдением в течение 2-3 лет). В 2012 году был выявлен 31 случай заболевания, в первые три месяца текущего года их 12. Стадия распада (открытая, запущенная форма) в прошлом году была у 14 человек, в этом пока у 4. В 2011 году от туберкулеза умер 21 человек, в 2012 – 5. Тем не менее, показатель распространенности данного заболевания у нас приближается к эпидемиологическому порогу, в прошлом году он его не достиг, а вот в 2011 порог был превышен. Печально осознавать, что в основном болеют люди трудоспособного возраста, большинство из них не работают, – поясняет Олег Зарубин. – Также стоит отметить, что чаще всего выявить заболевших помогают профилактические осмотры, флюорография, проба манту у детей. Однако 35-40 процентов населения стабильно не проходят флюороосмотр, среди этих людей потом и выявляются больные туберкулезом в запущенной стадии.
Если с медикаментами проблем во фтизиатрии нет, все больные получают лекарства бесплатно, то с госпитализацией людей с открытой формой туберкулеза, хотя бы на время сезонных обострений, они возникают.
 
Нет движения с мертвой точки
На заседании районной комиссии по социально значимым заболеваниям говорили об утвержденной целевой комплексной программе профилактики алкоголизма, наркомании, токсикомании и социально значимых заболеваний в Нытвенском муниципальном районе в 2013-2015 годах.
В ее рамках должны привлечь передвижной флюорограф для осмотра жителей отдаленных территорий. Здесь же поднималась проблема размещения фтизиатрического кабинета, в воздухе витает надежда перенести его в здание бывшей аптеки на проспекте Ленина, 12. Но пока конкретного решения по этому вопросу нет, возникает ряд финансовых проблем, да и смущает близость к домам.
Говорили и об дезинфекции очагов туберкулеза, которая в последний раз проводилась в 2011 году, и то не в полной мере. Дело в том, что ранее этим занималась СЭС, но теперь из-за реорганизации функции перешли центру дезинфектологии, который производит обработку очагов платно, но  возможности проводить  заключительную дезинфекцию нет, а именно она дает необходимый эффект.

На 12-часовой режим
Во всей этой непростой истории с социально значимым и социально опасным заболеванием особняком выглядит детский сад № 12, где сейчас находятся 35 тубинфицированных детей.
– Это не больные дети, в их крови просто больше палочек Коха, чем должно быть в норме, – объясняет заведующая детским садом присмотра и оздоровления Любовь Мельникова. – Они находятся в зоне риска. Мы работаем на повышение их иммунитета.
Любовь Степановна на жизнь дошкольного учреждения не жалуется. Детсаду помогают спонсоры, на их средства поменяли мебель, одеяла, купили тренажеры и игрушки для детей. Недавно по городу прошли слухи, что д/с № 12 закрывают из-за несоответствия нормам пожарной безопасности, но они оказались беспочвенными. На самом деле с 1 июня он переходит с круглосуточного режима работы на 12-часовой. С одной стороны, такой исход радует, с другой, как быть детям из отдаленных территорий (п. Новоильинский, с. Чекмени, д. Числы, ст. Чайковская, д. Нижняя Гаревая), смогут ли родители возить их каждый день в Нытву и обратно? Ведь прием лекарств пропускать нельзя…
Александра КОРОТАЕВА.
Фото автора.


На фото: Татьяна Савельева: «От разрушенной части здания нас отделяет только ДСП».

Остальные фото здесь

Похожие статьи:

№ 50 (9201), 30 ноябряСолнце в бензоловом дыму

Комментарии (0)

← Назад

Яндекс.Метрика